bloodflowers (2000)

«Ну, этот точно последний», — заявил Смит во время релиза Bloodflowers. Заявил в очередной раз, разумеется, – однако ж, сдается мне, снова абсолютно искренне. Начиная с Pornography, которая почти двадцать лет назад была объявлена фактически финальной пластинкой, патлатый идеолог коллектива регулярно выкидывал такие фортели – и небезосновательно: редкий альбом The Cure не горит драмой, натурально. Но тут все серьезно. Выйдя из студии после трех месяцев одиночества продакшна, в 2000-м году Смит, позволив своему вороньему гнезду появиться на обложке с подростково красноречивым и кровоточивым названием, официально объявляет пластинку завершающей частью Трилогии The Cure. Pornography, Disintegration, Bloodflowers – вот, по мнению автора, лучшее, что было написано группой за все ее творческие годы.

На Bloodflowers и вправду много крови. В духе прежних двух томов ужимкам и заигрываниям с публикой места нет. Но здесь уже другая трагедия. «Порнографические» искаженные наркотой сказки о Винни, «Потусторонним В.», пульсируют отвращением к какому бы то ни было режиму, даже постельному. Это очень художественно – и очень наивно. «Дезинтеграционная» кардиограмма отчаяния – вообще откуда-то из параллельных миров, где не существует ничего, кроме чернильных фантомов, мерцающих больным откровением. В заключительной части жизнь Смита расцветает тем, что она есть: «Дом стоит, свет горит, из окна видна даль. Так откуда взялась печаль?»

Головой наш эксцентрик понимает – не было б рутины, неоткуда было бы взяться и четвертому измерению: «The real life is why we stay for another world, another day», «The world is neither fair nor unfair… neither just nor unjust».

Но в душе сорокалетний Питер Пэн Смит не может не бунтовать против своей же житейской мудрости. Bloodflowers – это слово о законе и благодати, в котором последняя доступна только там, «where the birds always sing, where nothing ever dies», — короче говоря, не в этой жизни.

А в этой, по закону, – затяжной прыжок в пустоту, дряхлость, угасшая искра, обреченность без малейшей надежды на условное наклонение «если бы». Жить вредно, от этого умирают. И в то же время – как не жить, пока строчки и аккорды про эту невыносимую тяжесть бытия вспыхивают в мозгу и ложатся на бумагу? «I let fall flowers of blood».

Лучший трек – «The Last Day Of Summer»:

Запись из Берлина, с концерта той самой Trilogy: в течение трех дней группа играла по одному из альбомов трилогии.  Да, они стали намного лучше играть живьем.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

  • sweet as

%d такие блоггеры, как: