wish (1992)

Разве 1992-й был не позавчера?

С начала 90-х прошлое перестало существовать как визуально устаревшее, эстетически очевидно поросшее мхом. Я сейчас не про классическое наследие Бетховена и Леонардо, но мы все понимаем, что внешний вид The Rolling Stones образца 1972-го или Duran Duran времен Rio – это, может, и круто, но неактуально.

То ли дело 90-е. Жирные, ревущие. Кобейн взорвал музыкальное сообщество мастер-классом come as you are, показав всем, как гнуть свою линию даже в шоубиз-декорациях. R. E. M. сняли нетленку видеожанра, Losing My Religion. Наконец, диву даешься, до чего наваристо до сих пор звучат депешовские Songs Of Faith And Devotion.

Тренд саунд-изобилия коснулся и The Cure. Собственно, в этот самый период Смит сочинил навечную обертку для своей группы, большой, цветастый, липкий ярлык, обнаружив который на отрытом при сетевых раскопках Ютюбе, наши прапраправнуки будут притоптывать своими клонированными ногами и подпевать «It’s Friday I’m in love!»

Песня про любовь по пятницам, в общем-то, снова выстрелила фирменным смитовским миксом фана и сплина. Мажорные переборы английски-сказочных тут струн, заглавный хэппи энд в последней строчке куплета, безудержное веселье видеоклипа с его непрерывной сменой реквизита, воздушными шарами, накладными ангельскими крыльями, пивом, шляпами, блестками – и едва заметная, как тень от крыла бабочки, тоска в подведенных глазах улыбающегося чучелки, топчущего сцену непомерными кроссовками. Не зря Смит опять ритмично прихлопывает в ладоши, словно хочет напомнить почтенной публике Close To Me. Может, это все неуловимо особенные гармонические переходы, может, проекция упаднического образа после вязкого битума Disintegration, может, снова какие-нибудь порошки да пилюли – но здесь все еще тянет прекрасной печалью, которой и след простыл на синглах Wild Mood Swings, альбома 1996 года.

Когда мне было 15 и я была увлечена, тот мальчик попросил дать ему послушать самый лучший альбом The Cure. Я принесла Wish. Это сейчас говоришь: Pornography, Disintegration, 17 Seconds, наконец. А тогда, в 15 и с влюбленным головокружением, был Wish. Наверное, из-за того, что он больше всех про двоих – не про одного. “Хороший. Мелодичный”, — коротко, но одобрительно сказал мальчик. Да. Сердитой жесткости у Смита нет уже давно, но такого лиризма, трезвого и осознанного, не было и в помине. Струны звенят оголенными нервами, в стихах бьется неуемное сердце. Красная, кроваво красная обложка с дыркой в синее небо вместо черного слива Disintegration. Настойчивые порывы жить – вот что такое Wish. По-всякому: падая в «Open», взлетая в «High», кривясь от полыни отчуждения в «Apart», плача от безысходности в «From The Edge Of The Deep Green Sea», изображая равнодушие в «Wendy Time», объявляя войну рассудку в «Doing The Unstuck», дурачась во «Friday…», прося прощения в «Trust», пропуская песок сквозь пальцы в «A Letter to Elise», отчаянно пытаясь достучаться в «Cut», с тоской поминая прошлое в «To Wish Impossible Things» и – жирно перечеркивая все свои искания в «End».

Но из-за этого последнего тяжкого семиминутного вздоха в самоё перечеркнутое не поверить невозможно.

Лучшая песня — To Wish Impossible Things.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

  • sweet as

%d такие блоггеры, как: